#97

границами прохладного коридора скользнула судейская мантия.

в полутьме тяжелых мраморных стен отворилась массивная дверь. из залитой дрожащими огоньками залы выпал веер свечного света, обмахнул на одном дыхании сквозняка коридорный затхлый воздух и сложился вслед закрывающейся двери. залой прошелся благоговейный гул.

коридорная тишина приложила ухо к двери, заглянула в замочную скважину, прильнула к легкой дрожи стен, дышащих происходящим внутри.

в томительном ожидании стихло бормотание секретаря. “подсудимый, вы убивали время?!”, – обронил тяжелый женский голос. залой прокатился вздох изумления. ухнул разбившийся об пол стакан с водой. “нет-нет, я никого не убивал!”, – задрожал за стеной растерянный голос иван сергеича. на стенах выступила испарина.

вслед отпрянувшей тишине донеслось: “признать виновным…”. удар молотка подхватил бой часов. стремительно побежали вспять часовые стрелки настенных часов. в воздухе закружил грузный шкаф с часами из холла, потянулись вереницы карманных часов, размахивающих позолоченными стрелками. иван сергеич, пошатываясь, провалился в темноту…

…почесывая набитую шишку, иван сергеич поднялся из-за рассохшегося кленового прилавка. на запыленном окне, отрицательно покрутила головой черная муха, протерла лапками сетчатые глаза и побежала по диагонали засиженного стекла прочь.

как никогда прежде спертый воздух кондитерской ударил в ноздри. иван сергеич сорвал белый фартук, сплюнул в сердцах на неметеный пол и бросился на весеннюю улицу.

улица наклеила на взмокшее лицо абрикосовый лепесток, схватила гвоздем за штанину и заключила иван сергеича в крепкие дружеские объятия. вдыхая всей грудью обретенную свободу, иван сергеич побежал мощеной улицей к пристани.

Advertisements
%d bloggers like this: