#102

стоящая в просторных комнатах усадьбы ночная прохлада, обвивая распахнутые настежь ставни, нехотя тянулась к первым лучам солнца. утреннее щебетание ласточек перемежалось тихим чавканьем иван сергеича.

свиной эскалоп накрапывал жирным на фарфоровую тарелку с рисованными виноградными гроздьями под самую золотистую кайму. в распахнутые окна залетела большая черная муха.

позеленевшим хамелеоном иван сергеевич проводил большую черную муху одними глазами в переднюю. мерное жужжание, удаляясь в глубину комнат, вскоре совсем стихло.

иван сергеич почувствовал неловкость: “апраксия вторую неделю пыли не убирала! постель не застлана до обеда… ромашки! третью неделю как засохли в кабинете!” маслянистый кулак ухнул по столу. столовые приборы от неожиданности подпрыгнули и задребезжали кто об тарелку, кто об блюдце с чашкой.

исполненный было непонятной решительности иван сергеич снова заслышал нарастающее жужжанье. задумчивые глаза проводили большую черную муху, следующую в обратном направлении из передней к окну.

не теряя времени на обсиживание немытого окна, большая черная муха бросилась в млечную сутолоку наступающего дня. “даже мухи не желают знаться”, – грустно вздохнул иван сергеич

Advertisements
%d bloggers like this: