Posts tagged ‘ивансергеич’

December 3, 2011

#104 иван сергеич и бойцовский клуб

сотрясая полами бобровой шубы, утопая в свежевыпавшем снегу, пыхтя, кряхтя и выпуская клубы пара в морозный воздух, иван сергеич на всех парах приближался к станции “степан”.

переминаясь с ноги на ногу у саней, степан смотрел на протоптанную спозаранку дорожку к хозяйскому крыльцу и пытался взять в толк, отчего барин пошел напролом.

по прибытии паровоза в бобровой шубе кони зафыркали, тряся головами, было, подались в сторону, но осадились натянутыми вожжами в руках исполненного благоговения степана. благоговения, в немалой степени вызванного ароматом жидкого топлива, которым раным-ранешенько заправился иван сергеич и который теперь источал во все стороны света.

– степка, будь любезен, ударь меня что есть мочи!
– помилуйте, барин, как можно!
– бей, или велю пороть!

степан бесхитростно залепил раскачивающемуся барину пудовым кулаком аккурат в челюсть. в этот самый момент, выглянуть в окно имел несчастье для степана приказчик никодим. с оторопью наблюдая, как иван сергеич валится в снежную перину, как бросается к нему степан, никодим успел лишь подумать: “добивает?!”

распахнув настежь двери, из барского дома вылетают обрусевший повар жак крюке и приказчик никодим.

заслышав недоброжелательные крики с крыльца, склонившийся над иван сергеичем степан бросил растирание снегом барской физиономии и, чувствуя скорую на руку расправу, дал стрекача к саням. умело управляясь вожжами, в заснеженные просторы уносился невольный основатель бойцовского клуба.

Advertisements
November 6, 2011

#103 торшерские острова

распахнув глаза, иван сергеич обнаружил склонившееся над собой огромное звездное небо, вопросительно заглядывающее в лицо темными спокойными глазами со зрачками в бледные звезды.

намереваясь облизнуть пересохшие губы, иван сергеич провел языком по песочным присохшим усам, зафыркал, заплевался песчинками. кряхтя, поднялся, провел рукой по кудрям с вплетенными лентами увядшей морской капусты и, вглядываясь в густую темноту, покачиваясь, шагнул вперед.

наверху забрезжил зеленых оттенков свет, мягко рассеиваясь, обнажил черную ножку торшера. долговязую подставку венчал матовый, с волнистыми краями абажур.

каракатицей, иван сергеич неуклюже ступил в сторону. наверху вновь забрезжил свет. бежевый огонек умиротворенно мерцал под сводами треснувшего абажура.

хватаясь за ножки торшеров, иван сергеич замельтешил по острову, разжигая гигант-слаломом новые и новые огоньки.

склоняясь ниц, вечное звездное небо смотрело в темную бездну, в которой загорались теперь свои маленькие звездочки.

May 30, 2011

#102

стоящая в просторных комнатах усадьбы ночная прохлада, обвивая распахнутые настежь ставни, нехотя тянулась к первым лучам солнца. утреннее щебетание ласточек перемежалось тихим чавканьем иван сергеича.

свиной эскалоп накрапывал жирным на фарфоровую тарелку с рисованными виноградными гроздьями под самую золотистую кайму. в распахнутые окна залетела большая черная муха.

позеленевшим хамелеоном иван сергеевич проводил большую черную муху одними глазами в переднюю. мерное жужжание, удаляясь в глубину комнат, вскоре совсем стихло.

иван сергеич почувствовал неловкость: “апраксия вторую неделю пыли не убирала! постель не застлана до обеда… ромашки! третью неделю как засохли в кабинете!” маслянистый кулак ухнул по столу. столовые приборы от неожиданности подпрыгнули и задребезжали кто об тарелку, кто об блюдце с чашкой.

исполненный было непонятной решительности иван сергеич снова заслышал нарастающее жужжанье. задумчивые глаза проводили большую черную муху, следующую в обратном направлении из передней к окну.

не теряя времени на обсиживание немытого окна, большая черная муха бросилась в млечную сутолоку наступающего дня. “даже мухи не желают знаться”, – грустно вздохнул иван сергеич

January 19, 2010

#101

“честное индейское…”, – мямлил степан перед санями иван сергеича, сдувая краем рта гусиное перо, нависшее над лохматой бровью. краснокожее от принятой водки лицо пуще прежнего зарделось на морозе.

“честное… индейское”, – повторил степан в надетом задом наперед полушубке, описывая левой рукой дугу. в подмышке правой руки крикнула серошеяя гусыня. степан поцеловал гусыню в макушку: “лучше журавушка в руке, чем гусь… не брал никаких гусей!”.

за спиной степана, по петляющему в свежевыпавшем снегу следу, шел попранный гусак. опуская шею к самой земле, поднимая вверх и расправляя крылья, гусь гоготал во все горло возмущенное: “го-го-го”. повиснув на упряжной дуге, сотрясая колокольчики, умирал со смеху приказчик.

January 11, 2010

#100

даже ставшие часы показывают правильное время два раза в день…

в тишине столовой комнаты оборвался белый лепесток потерявшей осеннюю свежесть хризантемы, бесшумно упал на укрытый пылью лак обеденного стола. в далекой уличной суете за оконным стеклом задребезжало чье-то: найдем! на продолговатых часах с дверцей в резных лилиях цвета жареного кофе замерли девять часов утра с четвертью.

полдничное солнце заглянуло в окна, обжигая край пожелтевшей фотографии. в скором времени залило лицо иван сергеича в расплывшейся улыбке ярким светом…

…усеянные трещинками, пересохшие, в песчинках красного песка губы чуть шевелились в тени раскаленного обломка скалы. на горизонте пустынных песков тянулась едва различимая вереница верблюдов вытянутая в стрелки часов девяти с четвертью.

будто из прохудившегося мешка по скальному боку сбегали струйки песка, присыпая часы на безвольной руке. тонкими усиками под носом оси замерли золотистые стрелки в девять с четвертью. в иссохнувших глазах темнело.

с душевным порывом восточный ветер сдернул с полночного неба лоскутное одеяло облаков, просыпав на темно-синюю шелковую простыню россыпи звезд…

…разогнав полумрак по углам, звездная ночь осветила столовую комнату. на глади циферблата с металлическим отливом, выпуклые римские цифры взяли в кольцо стрелки девяти с четвертью часов вечера. на обеденном столе высилась горка белых лепестков хризантемы.

в тишине столовой комнаты оборвался последний белый лепесток потерявшей осеннюю свежесть хризантемы, бесшумно упал на укрытый пылью лак обеденного стола. не найдем.

July 14, 2009

#99

сентябрьским полуднем, бряцая вагонами в прохладных туннелях метрополитена, бежал по стальным рельсам новенький состав.

на станциях душные вагоны выдыхали дюжинами помятых горожан, отдышавшись, делали неглубокие вдохи редкими попутчиками на одну две станции и качались дальше от станции к станции в разбавленной редкими фонарями тьме туннеля.

read more »

June 3, 2009

#98

с шумом и гамом гладью безмятежного неба пробежала зыбь серых галок. потускнели лазурные воды, плескавшиеся меж редких белоснежных парусников. белая армада облаков со свинцовым подбоем встала на рейд подле утлой деревушки с прорехами в косых обветшалых заборах.

дотоле кроткий бриз взбеленился. небесные пучины укрылись густой пеленой серых облаков.

в скором времени стремительными метеоритами в дорожную пыль врезались первые капли дождя. крохотные кратеры уж порядочно испещрили колею проселочной дороги, когда из-за бугра раздался заливистый смех. босоногая парочка выскочила на дорогу и бросилась к сеновалу…

тугой на ухо конюх иван соскочил с телеги и, укрываясь рогожкой, поспешил к сараю. наскоро заперев двери, навесил усеянный дождинками амбарный замок и, обернувшись на облучок, тронулся в двухдневный путь на городскую ярмарку.

April 12, 2009

#97

границами прохладного коридора скользнула судейская мантия.

в полутьме тяжелых мраморных стен отворилась массивная дверь. из залитой дрожащими огоньками залы выпал веер свечного света, обмахнул на одном дыхании сквозняка коридорный затхлый воздух и сложился вслед закрывающейся двери. залой прошелся благоговейный гул.

коридорная тишина приложила ухо к двери, заглянула в замочную скважину, прильнула к легкой дрожи стен, дышащих происходящим внутри.

в томительном ожидании стихло бормотание секретаря. “подсудимый, вы убивали время?!”, – обронил тяжелый женский голос. залой прокатился вздох изумления. ухнул разбившийся об пол стакан с водой. “нет-нет, я никого не убивал!”, – задрожал за стеной растерянный голос иван сергеича. на стенах выступила испарина.

вслед отпрянувшей тишине донеслось: “признать виновным…”. удар молотка подхватил бой часов. стремительно побежали вспять часовые стрелки настенных часов. в воздухе закружил грузный шкаф с часами из холла, потянулись вереницы карманных часов, размахивающих позолоченными стрелками. иван сергеич, пошатываясь, провалился в темноту…

…почесывая набитую шишку, иван сергеич поднялся из-за рассохшегося кленового прилавка. на запыленном окне, отрицательно покрутила головой черная муха, протерла лапками сетчатые глаза и побежала по диагонали засиженного стекла прочь.

как никогда прежде спертый воздух кондитерской ударил в ноздри. иван сергеич сорвал белый фартук, сплюнул в сердцах на неметеный пол и бросился на весеннюю улицу.

улица наклеила на взмокшее лицо абрикосовый лепесток, схватила гвоздем за штанину и заключила иван сергеича в крепкие дружеские объятия. вдыхая всей грудью обретенную свободу, иван сергеич побежал мощеной улицей к пристани.

December 1, 2008

#96

притихшими дворами прохлаждалась непроглядная ночь. заглядывая в кухонные окна натопленных домов, грела спину на подоконниках, оставляя на стеклах узоры своего ледяного платья. порхала с заснеженного крыльца на крыльцо, волоча за собой по перилам шлейф поземки. бросалась на редких прохожих с неспящими цепными собаками из подворотен.

в одном из окон в резных ставнях нараспашку чуть теплился свет. приплюснув нос, ночь прильнула к стеклу.

на кухонном столе покоился канделябр, выполненный выше ручки фигурками датских башмачников в высоких шляпах, с квадратными пряжками на поясах. тульи венчали догорающие свечи. под самым носом на подоконнике, источая белые струйки пара, стыла кружка ароматного сладкого кофе с молоком. на столе подле канделябра лежала раскрытая книга.

скрозь струйки кофейного чада ночь заглянула в страницы с желтым отливом свечного пламени: “…заметая следы, разбойник предал огню избу мельника…” ночь отпрянула. на мгновенье ей подумалось, что переднюю осветил качнувшийся на ветру фонарь.
в передней занималось пламя.